Команда для йоты мой номер

Подключение и изменение нового пакета услуг

Для подключения новых тарифных планов, а также акционных тарифов предлагаемых оператором наберите комбинацию: «*105* количество минут в тарифах с интернетом #» — вызов.

Раздать интернет

Опция активируется только для тарифов с безлимитным интернетом.Если подключать данную услугу то стоит обратить внимание что цена раздачи интернета по Wi-Fi зависит от региона нахождения абонента.

Раздать на 2 часа — *838*2# (50 руб. и 90 руб.- для регионов из списка ниже)Раздать на 24 часа — *838*24# (150 руб. , 190 руб.

– Москва и обл, Амурская, Иркутая, Камчатка, Магаданская,Еврейская, Забайкалье.)Раздать на 30 дней (в течение тарифа) — 350 — 400 руб. *111*23#.

Ожидание и удержание вызова

Команды активации, деактивации ожидания и удержания вызовова используя меню ussd команд. Данная функция позволяет абоненту во время разговора видеть, кто звонит по второй линии. Удержание поможет, и в том случае, если на второй линии очень важный звонок, то можно абонента второй линии поставить на удержание и поговорить со второй линией. Рассмотрим команды активации услуги.

Включение удержание вызова

Для активации удержание вызова понадобиться набрать комбинацию «*43#». Данная функция потребуется в случае если на Ваш номер вовремя разговора поступит более важный звонок то можно абонент, с которым разговариваете в момент звонка поставить на удержания вызова.

Отключение удержание вызова

Для деактивации услуги удержания вызова, набираем комбинацию цифр «#43#», нажимаем вызов. Поговорив с нужным абонентом, можно вернутся, к изначальному разговору отключив функцию удержания вызова.

Для  проверки услуги, понадобиться набрать комбинацию цифр «*#43#», и нажать клавишу позвонить, после чего дождаться push сообщения с ответом. С помощью набора этой комбинации можно проверить статус подключенных услуг.

Гарро взмахнул мечом, выписывая сверкающую дугу острой сталью и рассекая извивающихся личинок, едва те появлялись из–под земли. Из их клыкастых пастей капала едкая кислота, и те Избранные Малкадора, кто двигался слишком медленно, падали под свирепыми обжигающими укусами слепых чудовищ.

Легионер отступил назад, оглядывая поле боя, и заметил вдалеке Хелига Галлора, вступившего в ожесточенную перестрелку с превосходящими силами противника. Небо вокруг было затянуто тучами трупных мух, а их червеобразные сородичи быстро опустошали все на земле. Оставшиеся предатели, оборванные и окровавленные, двигались в своих поврежденных боевых доспехах лихорадочными, бешеными рывками. Ни один из них до сих пор не смог добраться до ворот у подножия Белой Горы, но, чтобы прорвать их оборону, хватит и одного.

Вокс-связь была бесполезна, заглушенная неизвестными помехами, мешающими любой попытке вызова подкреплений. Этот же подавляющий покров помешал Натаниэлю подать сигнал Рубио и Сигиллиту.

«Все закончится так, как враг и планировал, — мрачно подумал Гарро. — У них большая численность, а эта крепость была построена как укрытие, а не укрепление».

Но самое отвратительное только начиналось. Там, где погибали защитники, Гарро увидел личинок, впивавшихся в еще теплые трупы, и его губы скривились от отвращения. Сначала легионер подумал, что мерзкие твари пожирают трупы, но потом одно из тел затряслось, как в приступе паралича, и снова начало двигаться. Голова упавшего гвардейца качнулась вперед, когда он поднялся. Его челюсть широко раскрылась, толстая голова личинки появилась изо рта и закрутилась в воздухе.

Другие павшие тоже дернулись и ожили. Почувствовав тошноту, Гарро обернулся, надеясь не увидеть то, что должно было произойти дальше.

У него не было времени на передышку. Изломанное тело Мейсера Варрена было уже на ногах, а под плотью мертвого легионера Пожирателей Миров пульсировали и перемещались толстые змеевидные твари, пожиравшие его изнутри. Прежде чем Гарро успел прокричать предупреждение, покачивающаяся нежить сорвалась с места, беспорядочно мельтеша ногами и фактически бросившись на ближайшего к ней защитника — Гарвеля Локена.

Отвлеченный перестрелкой, Локен не видел бегущего к нему мертвеца до тех пор, пока не потерял возможность уклониться от атаки.

Натаниэль крутанул Вольнолюбец в руке, перенеся его вес назад и приготовившись бежать на помощь младшему легионеру, но тут в его поле зрения появилась темная масса. Это был укрытый черным жужжащим плащом мутант.

— Поворачиваешься ко мне спиной, капитан? — пробубнил Повелитель Мух. — Ты еще не выплатил свой долг.

Проржавевшее лезвие чумного ножа устремилось к горлу легионера, но он парировал его, и острые, как бритва, осколки металла отлетели от столкновения клинков, рассекая воздух.

Сейчас Локен мог полагаться только на себя.

В руках нападавшего не было оружия, и именно это спасло Локена в первые секунды после атаки. Если бы у врага были клинки, дело закончилось бы иначе.

Обезумевшее неуклюжее существо, бывшее Мейсером Варреном, открыло рот в беззвучном крике. Голова воина наклонилась под ужасным углом, позвонки разломились на куски в клешне убившего его существа. Дикий поток ударов обрушился на легионера, и каждый был достаточно сильным, чтобы ошеломить его. Рефлекторно он попытался разорвать дистанцию, но мертвец не сдавался и продолжал наносить удары, лишая Гарвеля возможности что–либо делать, кроме как сосредоточиться на отражении атак.

Он закрылся в глухой обороне, не имея возможности для удара мечом, и вспоминал заученные навыки, вдолбленные в его тело бесчисленными часами в дуэльных клетках и боевых ямах. Локен блокировал удары, держась до того момента, когда его противник начинал уставать или колебаться, но Варрен, или то, что от него осталось, бил без остановки.

Только когда нападавшее существо внезапно изменило тактику, он смог поймать момент и начать действовать. Покрытые запекшейся кровью перчатки Варрена перешли от ударов к царапанью и хватанию, металлические пальцы цеплялись за любую внешнюю кромку боевой брони Локена, извиваясь и соскальзывая, когда мертвец пытался сорвать её.

Их лица были почти что на расстоянии вытянутой руки. Гарвель смотрел в затуманенные глаза павшего собрата и видел в них лишь отражение упорства безмозглого животного. Раздутые змеевидные твари ползали внутри ожившей плоти Варрена, толкая тело вперед в неистовом порыве. Это был позор для воина — использоваться подобным образом, стать сосудом для грубого безумия.

Эта мысль едва успела оформиться в голове Локена, как он вспомнил тень другой души, потерянной в невыразимой ярости, — своей собственной.

— Варрен? — он выкрикнул имя Пожирателя Миров. — Мейсер! — легионер боролся, сопротивляясь павшему воину. — Ты все еще там, брат?

Однажды Локен пал в бездну безумия и затерялся в ней. Он почувствовал странный, мощный толчок сочувствия к бывшему легионеру Пожирателей Миров. А вместе с ним и стыд за то, что его заставили стать свидетелем этого падения.

Перчатки Варрена схватили нагрудник Гарвеля, цепляясь за патронташ, а затем нашли его горло и начали душить.

Сталь и хитин сверкнули, ударяясь друг об друга, когда Гарро и Повелитель Мух сошлись в схватке. Вольнолюбцу было трудно пробить бронированную шкуру существа. Лезвие соскочило с изогнутой костяной оболочки, срезав лишь небольшие черные куски; угол удара оказался слишком мал для нанесения глубокого разреза.

Натаниэль сражался, отражая чумной кинжал своего врага, снова и снова отбрасывая его в сторону. Он знал — достаточно лишь малейшей царапины лезвием оскверненного оружия, и его кровь наполнится нечестивой химерной инфекцией. Повелитель Мух жужжал и усмехался, наслаждаясь боем и подстегивая воина.

— Что тебе здесь нужно, дьявол? — крикнул Гарро. — Почему ты преследуешь меня?

— Я предвестник Октета, — ответило оно. — Но, честно говоря, мне доставляет удовольствие издеваться над тобой, Гвардеец Смерти.

Гигантская клешневидная лапа существа лязгала в постоянном равномерном ритме, словно обладала собственной волей, пытаясь схватить меч Гарро и вырвать его из рук.

— Он близко, — прогудел голос Роя. — Теперь совсем близко.

Гарро не ответил, но инстинктивно понял, о ком идет речь. Мортарион, Жнец. Примарх Гвардии Смерти и братья-перебежчики будут на переднем крае вторжения Гора на Терру. Это неизбежно. Четырнадцатый легион был неумолимым молотом, тяжело падающим в каждой войне, в которой они когда–либо сражались, и эта война ничем не отличалась.

— Он уже принял Метку, — сказало существо. — Время ещё есть, Натаниэль. Ты можешь вернуться в свой легион. Ты можешь присоединиться к нам.

— Мой легион мертв, — выплюнул капитан в ответ, блокируя мечом клешню, а другой рукой удерживая кинжал.

— Смерть ничего не значит для благословленных Дедушкой. Ты видел своими глазами. Я снова стою перед тобой, — зловонное дыхание мутанта превратилось в пар. — Прямолинейный Гарро. Ты всегда был сам по себе, даже будучи боевым капитаном. Но когда легион возродится, все эти старые разделения будут отброшены навсегда. Терранец и житель Барбаруса, Сумеречный Рейдер и Гвардеец Смерти, предатель и лоялист. Эти термины ничего не значат. Мы все будем едины под этой меткой. Трое. Семеро. Все, — существо попыталось высвободиться, но Натаниэль крепко держал его. — Мы никогда не познаем слабости. Мы никогда не умрём.

— Всё должно умирать, — сказал Гарро, и, как только он произнес эти слова, с его души словно свалилась огромная тяжесть. — Именно смерть определяет то, кто мы есть и что делаем, — он стиснул зубы. — Борьба имеет значение только в том случае, если мы смертны.

Жужжащий смех окружил его, зловонное, шипящее ликование Повелителя Мух покалывало обнаженную кожу легионера.

Клешня медленно и неумолимо продвигалась вперед, прижимая Вольнолюбец к обнаженной шее Гарро.

Руки Варрена задрожали, смыкаясь еще крепче, а извивающиеся черви под его кожей, казалось, впали в какое–то безумие. Застывающая кровь сочилась из ноздрей мертвеца и черными ручейками текла из уголков его глаз.

Там был Мейсер Варрен. Он видел Локена в худшие, самые тяжелые времена. В таком состоянии, что лучше было убить его, как обезумевшего дикого зверя.

Крик, глубокий и первобытный, больше похожий на рев смертельно раненного хищника, чем на вопль человека — вырвался кровавой пеной из покрытых шрамами губ Варрена. Судорожным движением он отпустил Локена. Прежде чем Странствующий Рыцарь успел среагировать, Варрен сорвал с него патронташ и вытащил из него несколько крак-гранат.

Рыча, беснуясь, кусаясь и отбиваясь от самого себя, Варрен отшатнулся. Он прижал звякнувшие гранаты к груди в странной защитной манере, даже когда жирные личинки, пожирающие его заживо, почувствовали опасность и вырвались наружу. Скользкие от крови легионера, безглазые существа вынырнули из–под его кожи и завыли, как сирены.

Предохранительная чека разом выскочила из всех гранат, и Варрен упал на колени, сражаясь, чтобы совершить свой последний акт в качестве воина Империума Человечества.

Локен поднял руку, прикрывая лицо, и низко пригнулся, когда взрывная волна вырвалась из кратера в покрытой инеем земле, ознаменовав жертву Пожирателя Миров бурей огня.

Команда обрушилась на Гарро, раздаваясь сразу со всех сторон. Он закрыл свое сердце от гудящего голоса.

— Прими метку, — взвизгнуло существо. — Возьми Чашу. В последний раз, испей глубоко и познай истинную силу.

Легионер напрягся, оттесняя противника, как только мог, но аугментическая нога капитана начала вибрировать, когда сервоприводы оказались перегружены. Если металл подведет, то Повелитель Мух пронзит его собственным мечом, и смерть, которую так отчаянно желал Гарро, никогда не придет.

— Нет. Я этого не приму. Я не паду здесь!

— Если ты откажешься, то погибнешь в невыносимой агонии, — сказала ему тварь. — Когда ты бежал, как трус, каждый брошенный тобой воин из Седьмой великой роты был наказан за твой проступок. Их поносили и ненавидели. Твое наказание будет таким же, увеличенным в тысячу раз!

— Будь ты проклят, — прорычал Натаниэль, вспоминая лица своих легионеров. Он верил — не все из них поддерживали Гора, и знание того, что эти решительные братья пострадали из–за него, ранило до глубины души. — И будь проклят Мортарион за путь, по которому я никогда не пойду!

— Гарро! — Он услышал крик Локена и краем глаза увидел размытое пятно блестящего металла, когда другой Странствующий Рыцарь метнул свой клинок в его сторону.

— Неповиновение — это всё, — возразил Натаниэль и в яростном порыве приложил все остатки силы, чтобы оттолкнуть руку существа с кинжалом. Генетически усиленные, нечеловеческие рефлексы позволили Гарро схватить брошенный меч в воздухе прежде, чем тот упал в недосягаемости, а импульс движения клинка перешел в точный, быстрый взмах.

Схватка, ненадолго прерванная, возобновилась. Но теперь преимущество было на стороне капитана. Вольнолюбец взлетел вверх, а меч Локена опустился сверху, образовав подобие креста на уровне шеи Повелителя Мух, зажатой между двумя лезвиями.

Ещё про Yota:  Как отправить попрошайку с йоты на мегафон

Тварь еще раз попыталась ударить его кинжалом, но легионер не колебался и сомкнул мечи, как ножницы. Голова причудливого зверя подлетела в воздух на струе маслянистой жидкости, в верещащую массу устремившегося за ней роя.

И все же оно не умерло. Обезглавленное тело отшатнулось, огромная клешня вцепилась в пустоту, чумной кинжал вонзился в пустой воздух в безумном повторении последних действий тела.

— Прикончите его, — прорычал Гарро, когда Локен и Галлор обошли тварь с флангов, держа болтеры наготове. Странствующие Рыцари открыли огонь очередями, поливая существо избыточной огневой мощью масс-реактивных снарядов. Оболочка из насекомых и грязи, составлявшая его контуры, была уничтожена вместе со сгнившими остатками бедного Мерика Войена.

Ревущий грохот выстрелов эхом отдавался в течение долгих секунд над искореженной пустошью, заглушая панические вопли выживших, нападавших и бесконечное жужжание роя. Натаниэль вонзил меч Гарвеля в землю, оставив его для товарища, а сам направился к большому чернеющему пятну на снегу, где повсюду валялись клочья изодранной, рваной плоти.

Опаленные, пищащие личинки и колонии пресмыкающихся тварей уползали прочь при его приближении. Они сгрудились вокруг останков, а вой роя, похожий на скрежет металла, становился все пронзительнее, пока он всей массой не обрушился на землю.

На мгновение Гарро показалось, что насекомые поедают останки, но затем мясистые лохмотья раздулись и лопнули с невиданной, невозможной силой. Место смерти превратилось в сад протухшего мяса, сухожилий и формирующихся костей, куски которых соскальзывали друг с друга, как части головоломки, сделанной из мясных отбросов. Ползущие нити сухожилий сцепились друг с другом и туго натянулись.

— Он снова формируется, — крикнул он, усталость и отвращение боролись с покорностью и гневом.

— Я этого не потерплю, — сказал Малкадор. Сигиллит, вынырнув из дыма и тумана, подошел к легионеру, неуклюже шагая с посохом в руках, как будто тот тянул его вперед.

Позади себя Гарро увидел Галлора и Локена, приветствовавших Рубио, выходившего из больших ворот у подножия Белой Горы. Библиарий казался встревоженным, но в данный момент поведение их товарища не имело большого значения.

Натаниэль оглянулся и увидел, как вновь собирающееся существо принимает законченную форму, обретая туловище, руки и зачатки головы.

Малкадор искоса взглянул на него.

— Я бы посоветовал тебе прикрыть глаза. — Он опередил Странствующего Рыцаря и опустил свой посох так, чтобы горящее навершие было направлено на останки врага.

Всё произошло беззвучно — или, возможно, сработал побочный эффект инверсии законов природы, созданной колоссальным всплеском мистических стихийных сил.

Свет миниатюрной звезды горел в конструкции на посохе Малкадора, пылая ослепительным, солнечным ореолом вокруг фигурки золотой аквилы в её центре. От избыточного давления шрамы на лице Гарро заныли так, словно его ранили совсем недавно. Затем бесшумная волна абсолютной энергии вырвалась наружу, омывая пустоши и уничтожая всё, к чему прикасалась.

Рой, личинки-миноги и их наполовину воскресший хозяин стали лёгкими угольными набросками на фоне снежной белизны, а все извращенные духи, населявшие их, были изгнаны назад в варп. Приспешники предателей, оболваненные пропагандой агентов Гора и агитаторов Альфа-Легиона, распылились на атомы этим всепоглощающим огнем, а то, что осталось от разбитых аэронефов, вместе с окружающей местностью превратилось в плазматический пар.

Наконец слепящий свет угас, и пронзительная боль в глазах Гарро постепенно утихла. Несмотря на мигательные перепонки в его слезящихся глазах, легионер с сожалением признал, что должен был прислушаться к предостережению Малкадора. Сморгнув фиолетовые пятна остаточного изображения на сетчатке, он огляделся по сторонам и увидел пейзаж, лишенный снега и льда. Теперь перед ним была бесплодная зона — расплавленный гранит, похожий на груды черного воска, шипел и оседал, пока с небес лился дождь.

— Я его не убил, — устало вздохнул Малкадор. — Я понял, что нельзя уничтожить его в физической реальности. И не победить в том смысле, который привычен простому воину.

Натаниэль кивнул подбородком на черный железный посох.

— Дай мне оружие, подобное этому, и я буду пытаться столько раз, сколько потребуется.

— Это скорее инструмент, чем оружие, — сказал Сигиллит, прежде чем спохватился и замолчал, тонко улыбнувшись. Он продолжил. — Здесь мы закончили, а значит, нам не следует больше медлить. Ты и остальные вернётесь со мной в Императорский дворец. — Малкадор снова повернулся к горе. — Если повезет, остальные вмешательства будут подавлены к нашему возвращению.

— Остальные? — Гарро оглянулся на остывающий, потрескивающий камень.

— Постарайся не отставать, Натаниэль.

Капитан нахмурился и последовал за Сигиллитом. Он кивнул в сторону ворот.

— Я так понимаю, вы нашли нужные ответы?

Только сейчас он заметил засохшую кровь, пятнавшую одежду Малкадора. Ощутил ее слабый аромат, а его обоняние улавливало узнаваемый запах человеческой жизни.

— Не беспокойся, — ответил Сигиллит. — Дело сделано.

— А Сестры?

— Их битва окончена. Магистр войны разыграл свои последние скрытые фигуры, прежде чем приступить к эндшпилю, ценой их жизни. Мы вступаем в его последний гамбит.

Гарро не мог не окинуть взглядом серое небо.

— Он идет.

— Это верно уже семь трудных лет, — заметил Малкадор. — И даже больше.

Взгляд капитана упал на Рубио. Псайкер отвернулся, но не так быстро, чтобы успеть скрыть свой затравленный взгляд.

— Что там произошло?

— Я же просил тебя не беспокоиться, — Сигиллит повысил голос, чтобы его было слышно сквозь грохот реактивных двигателей, в то время как сланцево-серый «Громовой ястреб» взлетал с посадочной площадки Белой Горы и приземлялся рядом с ними.

Натаниэль продолжал наблюдать за Рубио.

— Я узнаю серьезную душевную травму, когда вижу её.

— Он крепче, чем ты думаешь, — сказал Сигиллит, пока аппарель транспорта опускалась. — Вы все. Вот почему вы были выбраны.

Полет проходил в расплывчатом, подобно замедленному времени, состоянии каталептической комы, когда Рубио позволил своему мозговому имплантату ввести его в состояние полусна, которое было для легионера ближайшим подобием сновидений. Все еще пребывая в сознании, именно в этом полусонном состоянии он мог отдохнуть и собраться с мыслями.

Отчасти воин вошел в транс, потому что его тело устало, и он научился на горьком опыте находить покой везде, где только мог; но Тилос также отошел от своих товарищей — Странствующих Рыцарей, чтобы заглянуть внутрь себя и прощупать брешь в своей памяти.

Пустота была цельной и совершенной, так прочно вплетённой в сеть его переживаний, что, казалось, будто всегда была там. Рубио понял — его подсознание принимает новую схему воспоминаний, и у него появилось неприятное чувство, что через несколько дней он вообще не заподозрит ничего плохого.

Псайкер думал об отсутствующих фрагментах памяти и гадал, что же ещё Сигиллит мог взять — или оставить после вмешательства.

Его ощущение времени изменилось, вернувшись к нормальному ритму, он начал вслушиваться в разговоры, ведущиеся вокруг него мешаниной голосов, перебивающих друг друга на разных вокс-каналах.

Идущая война коснулась не только Белой Горы. Сообщения о сторонниках мятежников, диссидентах и атаках подрывников заполнили коммуникационную сеть. Некоторые из проблемных точек были незначительными делами, оставленными на усмотрение Имперской Армии, Адептус Арбитрес или местной городской стражи — беспорядки, которые формировались из так называемых мирных демонстраций против ограничений, введенных эдиктами лорда Дорна об обороне, и тому подобное. Но другие носили характер тщательно спланированных диверсий и тайных ударов. Вооруженные нападения на космопорты архипелага Нигон, постоянные сражения в Атлантическом ущелье, террористические атаки в полудюжине городов-ульев. И среди этих обычных атак были сообщения о сверхъестественном и невозможном.

Все говорили о мухах. Рои появлялись там, где их не должно было быть.

Месяцы поисков и нейтрализации подобных явлений дали Рубио возможность приноровиться к этим феноменам. Тон голосов простых людей, столкнувшихся с нереальными ужасами, имел особую интонацию, которую он научился определять на слух.

Именно в такие сражения отправлялись Странствующие Рыцари, но сейчас псайкер, с уверенностью больше, чем когда–либо, убедился — с их численностью и оружием они не смогут остановить прилив. «Громовой ястреб» тяжело приземлился на одной из верхних площадок дворца, и Рубио предпочел высадиться последним, наслаждаясь тишиной. Покидая корабль вместе с экипажем сервиторов, идущих за ним, он осмотрелся вокруг. Другие транспорты той же модели, наряду с ощетинившимися боевыми кораблями и шаттлами класса «Аквила», громоздились на площадке; каждый из них осаждали группы младших мехадептов, деловито латающих повреждения или готовящих корабль к вылету на задание. Избранные в панцирных доспехах патрулировали края огромной платформы, с которой открывался вид на вершину горы, изящные башни и, далеко внизу, лес лачуг простого народа.

Но что действительно привлекло внимание воина, так это количество легионеров в боевых доспехах цвета грозового неба, стоявших по стойке смирно, пока Сигиллит шел среди них.

За все время, прошедшее с того рокового дня на Калте, — воспоминание почему–то заставило его поморщиться — Рубио никогда не видел больше четырех Странствующих Рыцарей в одном и том же месте, в одно и то же время. Вместе с ним, Локеном, Гарро и Галлором их было одиннадцать.

Псайкер всегда подозревал, что их, конечно, было больше, чем ему положено знать, и в прошлом мельком видел воинов, походку которых он не узнавал. Библиарий вспомнил о том легионере, которого видел выходящим из покоев Малкадора, и начал искать среди присутствующих кого–то похожего.

Под его взглядом промелькнуло знакомое лицо. Вардас Иcон торжественно кивнул ему, выражая целый ряд намеков, и он ответил тем же. Неподалеку еще один Странствующий Рыцарь отцепил свой плащ, и Рубио заметил мельтешение резных амулетов на его ожерелье. Они были единственным отличительным знаком этого воина, так же как гладий Рубио, украшенный Ультимой, который ему разрешили сохранить как память о своем легионе. Амулеты были оберегом, который предпочитали так называемые рунные жрецы дикой Стаи лорда Русса, и если этого было недостаточно, то пепельно-рыжий цвет растрёпанных волос воина лишний раз подтверждал происхождение сына Фенриса.

Бывший Космический Волк ухмыльнулся ему, когда он сошел с трапа «Громового ястреба».

— Брат Рубио. Добрая встреча.

— Значит, ты сейчас Койос?

Рубио не ответил на вопрос.

Ухмылка Йотуна стала шире.

— Чтобы прикончить меня, потребуется нечто большее.

— Очевидно, — Рубио подумал о серебряной монете, которую дал ему Малкадор. — А кем ты был раньше, брат?

— Разве это имеет значение? — Воин кивнул в сторону Малкадора. Сигиллит тихо беседовал со своим поверенным, высоким худощавым мужчиной по имени Винтор.

— Полагаю, что нет. — Библиарий внимательно наблюдал за Винтором. Глаза худого человека нервно метались из стороны в сторону, когда Регент не обращал на него внимания.

Тилос и раньше видел в нём это волнение — или, по крайней мере, он видел его в ком–то, кто выглядел и говорил как Эйл Винтор. Тайна этого человека вернула размышления Рубио в мрачное русло, тревожащее его собственный разум.

— Скрытые атаки отбиты, — объявил Малкадор, повысив голос так, чтобы его услышали все. — Мы были готовы и были там, где нужно, когда прихвостни Гора ударили. Но они будут не последними. Я не сомневаюсь, нас подстерегает другая опасность и другая отравляющая ложь, — он перевел дыхание и кивнул сам себе. — Но знайте вот что. Эти атаки — звон колокола, что возвещает о начале конца. Планы и приготовления предателей вот-вот придут в действие. Будут пожары и смерть. На улицах будет беспорядок и паника, и дальше будет хуже, пока от кораблей магистра войны не почернеет небо. — Малкадор ткнул костлявым пальцем вверх, проходя обратно через строй. В этот момент Рубио увидел, как Винтор воспользовался возможностью ускользнуть, пока его хозяин был занят другими делами.

— И что нам делать? — Вопрос исходил от другого воина, неизвестного библиарию, но бледность его лица и черные, как ночь, длинные волосы позволяли предположить принадлежность к легиону лорда Коракса.

— Ничего, брат Оген. Вообще ничего. — Малкадор сделал паузу, опираясь на посох и вглядываясь в их лица. — Вы должны использовать этот момент для перевооружения, ремонта брони и пополнения запасов. Сейчас затишье перед бурей, надо воспользоваться им с умом.

Ещё про Yota:  Горячая линия Йота - связь с оператором

— Затишье? — Гарро не предпринял никаких усилий скрыть раздражение в голосе. — По всей планете пылают города. Люди умирают. Война уже здесь.

Малкадор не ответил. Вместо этого ответ пришел от темноглазого воина, стоявшего в тени под крылом шаттла.

— Это не война, Гвардеец Смерти. Это всего лишь рябь на воде, идущая перед шквалом. Посмотри наверх. Прилив будет таким большим и мощным, что ты перепутаешь его с небом.

Рубио мельком взглянул на темноглазого воина сквозь призму своего экстрасенсорного зрения и нахмурился. Контур души воина был неровным, имел форму, которая, казалось, была слеплена из осколков, а не рождена как единое целое. Он привлек внимание другого Странствующего Рыцаря и инстинктивно подался назад, но не раньше, чем увидел изображение серебряной монеты и слово, выгравированное на её поверхности, исчезающее, как только оно произносилось вслух.

Лицо Натаниэля окаменело, и он отступил. Бесконечная, гнетущая усталость этой сводящей с ума полувоенной жизни постоянно требовала его внимания, все время угрожая сбить с истинного пути, лежащего перед ним.

Он глубоко вздохнул. Сейчас было не время погружаться в очередной лабиринт замыслов Малкадора. Ему нужна была ясность его веры и сила, которую принесло бы знание.

Сигиллит продолжал беседовать с темноглазым Странствующим Рыцарем и остальными, но мысли Гарро были далеко. Он подошел к Галлору, сидящему на оружейном ящике, и заговорил тихо, чтобы только он мог слышать его слова.

— Брат, мне нужна твоя помощь.

Легионер невольно улыбнулся.

— Верно. И мы бросали вызов судьбе с таким рвением.

— Да, капитан. Теперь эти дни для меня в прошлом.

— Для нас обоих.

Хелиг отвел взгляд. С тех пор как Натаниэль вернулся на Терру, его прежний ранг боевого капитана был не более чем почетной формальностью. Хоть он и обладал статусом агентии-прим Сигиллита, негласное правило установило, что ни один Странствующий Рыцарь не превосходит другого по званию. Если Гарро отдавал Галлору приказ, тот не мог выполнить его иначе, кроме как с одобрения Малкадора.

Но это правило отошло на второй план, когда другой Гвардеец Смерти медленно кивнул.

— Я ничего не забываю. Скажите, что вам нужно, капитан.

— Найди то, что осталось от Семидесяти — наших братьев, сбежавших от предательства на борту «Эйзенштейна».

— Их теперь меньше, — заметил легионер. — И не все могут быть на Терре. Они не были выбраны, как мы.

— Собери всех, кого сможешь. Наша последняя битва почти на носу, Хелиг.

Галлор мрачно кивнул и посмотрел в сторону Малкадора, когда Сигиллит извинился, оставив собравшихся Странствующих Рыцарей заниматься приготовлениями.

Натаниэль покачал головой, отвечая на невысказанный вопрос.

— Это не та проблема, которая должна волновать Регента. Я прошу тебя сделать это не как твой бывший капитан, не как Странствующий Рыцарь. Я прошу как один Гвардеец Смерти другого.

Другой воин встал.

— Тогда все будет сделано. — Галлор ушел, не оглядываясь.

Подобрав свой потрепанный боевой плащ, Гарро направился к зияющей пасти нуль-гравитационной трубки на дальней стороне посадочной площадки, намеренно избегая остальных Странствующих Рыцарей. Однако обойти Тилоса, который дожидался его на краю платформы, было невозможно.

— Ты что–то ищешь, — сказал псайкер, и Гвардеец Смерти почувствовал мягкое давление телепатического зонда.

Он бросил на библиария предостерегающий взгляд.

— Не лезь ко мне в голову, Тилос.

— В тебе есть много такого, чего я никогда не понимал, Натаниэль. Скрытые места в твоих мыслях, — Рубио скрестил руки на груди. — И на эти вопросы нет ответов. Кажется, они ускользают, как капли дождя.

Непрошеное воспоминание о талисмане мертвого солдата — золотой аквиле на цепочке — всплыло в голове Гарро. «Это дело рук псайкера или что–то еще?» Он усилил свой напор.

— Я никогда не бросал тебе вызов, кодиций. Окажи мне такую же честь.

— Как я могу оспаривать то, во что ты веришь? — ответил библиарий. — «Император защищает», да? Как может кто–то из нас осудить такое заявление?

Натаниэль протиснулся мимо него и ступил на платформу лифта. Затем бросил за спину предупреждение.

— Разберись в своих проблемах, брат. Скоро для этого не будет времени.

Но Рубио не мог закончить разговор без последней попытки проникнуть в поверхностные мысли капитана, выяснив его намерения при помощи эфира.

Гарро ничего не ответил и позволил темноте трубы поглотить себя.

Руки Эйла Винтора дрожали так сильно, что он едва не выронил шифрованный ключ. Поверенному потребовалось значительное усилие, дабы замедлить свое учащенное дыхание до такой степени, чтобы его разум обрел ясность.

Он горько рассмеялся, проходя через центральный атриум покоев Сигиллита, перешагивая с одного декоративного ковра на другой, пытаясь разглядеть плывущие под потолком сенсорные сферы.

Ясность. Даже предполагать такое было нелепо. Во всяком случае, мысли Винтора сгущались, заволакиваясь туманом замешательства, который становился все более плотным с каждым мгновением.

— Если бы они только знали, если бы я только мог сказать, — пробормотал человек себе под нос. Он взглянул в сторону большого арочного окна, видневшегося через открытую дверь в спальню, и резкий, самоубийственный импульс пробежал по его телу. Шквал грубых, агрессивных мыслей обрушился на него.

Он закричал и ударил себя по лицу, звуки эхом отразились от резных стен. Винтор сглотнул и обхватил себя руками, опасаясь, что его вспышка гнева могла включить какую–то тревогу. Но сирены не было, и он двинулся дальше, качая головой и пытаясь вернуться к своим прежним мыслям.

— Что скажут люди, если узнают то, что знаю я? — спросил он у безмолвного воздуха. — А что, если бы они увидели правду, стоящую за восстанием? — Винтор почувствовал, как на глаза наворачиваются слезы. — Зачем мне было говорить? Почему он должен был сказать это именно мне?

Он судорожно вздохнул и ощутил в воздухе аромат насыщенного амасека. Редкой древности. Накануне вечером он пил его вместе с Малкадором.

«Нет. Это было не так. Не вчера вечером. Несколько месяцев назад. Или это были годы?»

Винтор схватился за лицо, украденный шифрованный ключ впился в его тонкую плоть. Все происходило совсем не так.

В его идеальном, совершенном варианте этого плана Сигиллит всё ещё будет далеко, на Белой Горе, по крайней мере еще один день. У Винтора должно было быть больше времени. Но все стало сложнее. Он недооценил, сколько времени потребуется ему для получения ключа, подделки разрешения и проникновения в святая святых Малкадора незамеченным.

Воспоминания о годах служения Регенту — или месяцах? — дали ему все необходимые знания, среди которых было недооцененное усердие.

«Что же теперь делать?» Винтор резко остановился перед дверью в большой кабинет. Сенсорная решетка впустила бы его сюда без вопросов, но он все еще колебался.

Малкадор лишь изредка приглашал его в эту комнату, и поначалу это доставляло Винтору удовольствие. Он радовался всем их разговорам. Сигиллит был ученым, умел разрядить обстановку, а его обширная коллекция произведений искусства и литературы была неотразима для пытливого ума Эйла.

Они беседовали, играли в регицид, налегали на амасек и говорили о вещах, которые нельзя было обсуждать в другом месте. Но лишь поначалу.

Сейчас, оглядываясь назад, Винтор понимал, что это была изящная, позолоченная ловушка, ничем не отличающаяся от других замыслов Малкадора.

— Почему меня это удивляет? — сказал он себе, обходя огромные гололитические столы и экраны для чтения, проходя между картинами, которые плавали на подвесных панелях, словно мистические порталы, свободно дрейфующие, куда им вздумается. — Почему я думал, что он будет относиться ко мне иначе?

Приторное, всепоглощающее чувство неизбежности просачивалось в каждое действие Винтора, цепляясь за него, как будто это был запах дыма от костра.

Его руки всё ещё дрожали, он нашел место, где была потайная дверь, и прижал шифрованный ключ к каменной колонне. Какое–то мгновение ничего не происходило, и Винтор почувствовал зарождение безумной паники, но затем колонна застонала и сдвинулась, открыв проход позади себя. Холодный сухой воздух вырвался наружу, принеся с собой резкий запах дезинфицирующих средств.

Миновав точку невозврата, Винтор с ужасом двинулся вперед. Он не хотел быть здесь. Он ничего этого не хотел. Однако нет никакой возможности вернуться в тот день в саду, в тот момент, когда они впервые заговорили.

Предложение сыграть и бокал венерианского вина. «Если бы только он мог взять свои слова обратно».

Еще один горький смешок.

— Он бы никогда не позволил мне сказать «нет». — Голос Винтора эхом отразился от узких стен. Впереди коридор расширялся, превращаясь в лабораторное пространство, заполненное механизмами и медицинскими приборами утраченной эры Технологий. Паукообразные медные штуковины и белые керамические конструкции тихо и старательно работали над узлами чахлой эмбриональной плоти, плавающими в стерильных камерах.

Сухая холодная атмосфера комнаты; жесткий бесцельный белый свет, шепчущие машины — все это вызывало у Винтора такой ужас, какого он никогда раньше не испытывал. Первобытный, изначальный и неотвратимый, словно вплетенный в само его существо. Он оперся о стену, и его вырвало.

«Я никогда раньше не был в этой комнате. Почему я так боюсь этого?»

Едва его закончило рвать, как сервитор появился из настенного разъема и приблизился к нему, наклонившись для уборки.

Чувствуя головокружение и ужас, Винтор заставил себя идти дальше. Скоро Малкадор закончит пестовать своих Избранных и Странствующих Рыцарей, и тогда он может вернуться сюда. Правда была в этой комнате, Винтор неистово верил в это. Почему ещё Сигиллит не скрывал от него ничего другого, кроме этого?

Малкадор признался в стольких страшных вещах и открыл Винтору столько ужасных истин, что адъютант испугался, как бы рассказанные ему тайны не лишили его рассудка.

— Человек попроще мог бы сойти с ума, узнав их, — сказал он, задыхаясь. — Возможно, я тоже.

Малкадор открыл свою душу Винтору, снова и снова заставляя его разделять с ним самые худшие вещи. Это было в порядке вещей. И сразу же вынудило Винтора пожалеть и возненавидеть Сигиллита в равной мере.

В середине камеры он наткнулся на стазис-капсулу, внутри которой находилось тело обнаженного гуманоида мужского пола.

«Но не человека, нет».

Он был стар еще до того, как стазисное поле захватило его в кокон остановившегося времени, удерживая труп на грани распада, противостоя силам природы. Тысячи тонких, как нити, зондов пронизывали бледную плоть тела, а прозрачные стеклянные стержни поддерживали его, словно он плавал в мутной воде.

Тело в капсуле было неестественно высоким, но не таким, как у человека, рожденного в условиях низкой гравитации, как у Винтора. Словно он не был биологически изменен, а родился таким.

Его лицо состояло из жестких скул и миндалевидных глаз, давно затуманенных смертью. Удлинённые уши, не имевшие мягких изгибов, странные тонкие мочки, сужающиеся к кончикам. Тело обладало изяществом и грацией, если смотреть на него, с одной стороны. Суровые, недобрые и чуждые черты лица — с другой.

Но самым тревожным фактом было то, что у тела было лицо Винтора.

— Ах, — в этом вздохе Малкадора отразилась жизнь, полная сожалений и разочарований. — Тебе не следовало этого делать.

Вздрогнув и зарыдав, Эйл не мог подобрать слов и высказать всё, увидев Сигиллита, стоящего в коридоре позади него. Его любимым трюком было одновременно находиться везде и нигде.

Винтор выпалил вопрос.

— Разве это имеет значение? — Регент откинул капюшон. Винтор увидел, что на его одежде больше нет засохшей крови. — Это самая худшая концовка. Ты редко заходишь так далеко, — он снова вздохнул. — Мне очень жаль. Это не то, чего я хочу.

— Вот то, что ты хочешь? — прокричал вопрос Винтор, дико тыча в капсулу с телом.

— Образец ксеноса, — тон Малкадора стал тоном лектора. — Альдари. Я нашел его в Паутине, в подземном пространстве под тем, что сейчас называется Императорским дворцом. Это было очень давно. Тогда он был еще жив, но его сущность — его душа, если хочешь, — таяла и угасала, — Сигиллит слабо улыбнулся. — Но ты же знаешь меня, дорогой друг. Я никогда не трачу ресурсы впустую.

Ещё про Yota:  как пополнить счет йота для модема

— Почему он похож на меня? — крикнул Винтор.

Малкадор сделал вращательное движение пальцами.

— Тут всё совсем наоборот.

— Нет, — звук, который издал Винтор, был очень слабым и дрожащим. — Нет.

Сигиллит серьезно посмотрел на него.

— Почему я? — настаивал Винтор, понимая только наполовину.

— Ты помнишь, где родился, Эйл? — тон Малкадора стал жестче. — Ты помнишь имена своих родителей? Твоих братьев и сестер? Место, где ты вырос?

— Их не существует. Вот почему ты никогда не вспоминал и не говорил об этом. Твой ум был устроен не думать о прошлом, которого у тебя никогда не было, — Сигиллит кивнул в сторону мертвого инопланетянина. — Потребовалось много времени для изучения структуры их генетического материала, но адаптация была возможна. Он умирал, когда я его обнаружил, понимаешь? Но даже в эти мгновения я понял, что за существо нашел. Родственную душу. Что–то почти бессмертное, с интеллектом, который не уступал моему, — он вздохнул. — Так мало тех, кто может сравниться со мной. Можешь ли ты винить меня за то, что я хочу с кем–то поговорить? Довериться кому–нибудь и не сойти с ума?

— Как я могу быть частью этого? — возразил Винтор. — Я — человек! — Его желудок скрутило при мысли о крови ксеносов, текущей по его венам.

— Зачем ты это сделал? Какой смысл в этой дурацкой шараде? — Мысли Эйла затмил всепоглощающий гнев. — Мне надоели твои бессмысленно сложные игры!

— Сейчас я не лгу тебе. У нас нет на это времени, — Малкадор наклонился вперед. — Я создал тебя для того, чтобы иметь рядом голос, который не был бы моим эхом. Снял личину пришельца с этого трупа и слил его с чем–то сродни человеку. Ты уже давно такой, Эйл. Добрый друг. Разве мы не были хорошими друзьями?

— Я больше не хочу слышать твой голос! Почему ты все время мне что–то рассказываешь? Все тайны и ужасные истины об этой войне и обо всех последующих за ней, зачем признаваться в них мне? Мне не нужна эта ноша! — он ударил себя в грудь. — Я не могу её выдержать!

— Я знаю, — сказал Малкадор. — И именно поэтому ты столько раз убивал себя. Сотни копий ищут смерти вместо жизни с тем, что я им рассказал. Ещё один хранимый мной секрет.

— С-сотни? — Винтор задрожал, не в силах поверить своим ушам.

— Я сожалею об этом, — Регент произнес эти слова искренне. — Но мне это нужно больше. Даже я не могу выполнить свой долг в одиночку. Так что ты помог мне, мой друг. Ты дал хранителю тайн Терры место, где он мог сбросить свою маску, пусть на короткое время, и кому–то довериться, — он склонил голову. — Я знаю, цена велика. Но прими мою глубочайшую благодарность.

— Что ты делал, когда я умирал? — Винтор впился взглядом в капсулу. — Создавал еще одного? Отрезал кусок и выращивал меня в пробирке?

— В некотором роде, — признался Малкадор. — Но каждая копия угасает быстрее предыдущей. Ты — копия третьего поколения. Деградирующая. Коэффициент стабильности прошел точку невозврата, осталось всего несколько дней.

Винтор ухватился за эти слова.

— Выходит, я последний? Я последний! — произнеся это, он понял, что был прав. — Вот почему ты здесь, потому что больше не можешь сделать еще!

— Подожди, — сказал Малкадор и оглянулся через плечо на узкий коридор. — Я скоро буду здесь. Просто подожди, я заберу твою ношу. Верну тебе покой.

— Я этого не хочу. — Винтор приблизился к Сигиллиту и теперь увидел, что Малкадор не отбрасывает тени на пол от резкого света наверху.

«Значит, иллюзия. Проекция его сущности».

Он знал, что у него в запасе всего несколько секунд, пока она не станет явью. Оглядевшись, Эйл увидел металлический стул рядом с консолью когитатора и поднял его, взяв словно дубинку.

— Стой! — голос Малкадора превратился в громоподобный рёв, но Винтор уже приступил к делу.

Он бил капсулу с дикой, безумной яростью, разбивая стену кристалфлекса. Поток вязкой консервирующей жидкости хлынул на металлическую решетку, вынося тело давно умершего альдари. Когда воздух коснулся кожи инопланетного трупа, она мгновенно распалась, превратившись в серое мясистое месиво.

Винтор уничтожал останки, топча плоть ботинками.

— Это не я! Это не я! — Он споткнулся и рухнул в лужу густой массы, упав на неровные осколки разбитого кристалфлекса. Инстинктивно он схватил самый большой и поднес его к горлу. — Ты больше не будешь меня использовать!

— Не тебе это решать, — ещё одна копия Малкадора ворвалась в комнату, а тот, с кем разговаривал Винтор, исчез, как мираж.

У этого Сигиллита был тяжелый взгляд, а на его одежде была кровь. Отброшенная им тень упала на Винтора, и воздух в лаборатории стал арктически-холодным.

Он попытался сдвинуть импровизированный кинжал из кристалфлекса, но его тело застыло на месте.

— Их бесконечное множество, — сказал Регент, опершись одной рукой на свой железный посох и опускаясь на корточки. — Но мне больше не нужен исповедник. — Он протянул руку, взял стеклянный осколок из рук Эйла и отбросил его. — Ты нужен для кое-чего другого.

Сигиллит положил свои длинные пальцы на лицо Винтора и закрыл глаза. Эфирный свет вспыхнул под его кожей и полился наружу, освещая череп Винтора изнутри.

Поверенный начал кричать.

Остаток минут

Удалить номер из черного списка абонентов так же просто, как и внести. Все решает двойное нажатие на ранее заблокированный номер, и он вновь получает возможность свободного общения с вами.

Переадресация вызовов

Данная услуга оперативно перенаправляет входящие вызова на хоть какой иной, указанный вами, телефонный номер в случаях: ежели линия занята, ежели вы не отвечаете на звонок на протяжении какого-то времени, ежели телефон на тот момент выключен либо клиент находится вне зоны деяния сети.

Подключить переадресацию Йота можно в меню телефона или при помощи USSD-запроса. Перечень команд для установки переадресации:

Как сменить номер телефона yota

Как и говорилось ранее, у данного оператора все номера генерируются случайным образом при активации SIM-карты, соответственно, пользователю может попросту не понравиться номер. Что же делать в таком случае? Вы можете его изменить, причем для этого не нужно никуда ходить! Однако у вас должны соблюдаться следующие условия:

Зайдите в приложение и нажмите на свой номер. Появится вкладка, в которой вам нужно будет выбрать один из нескольких десятков или сотен вариантов. Смена произойдет в течении 1-5 минут.

Также есть еще несколько нюансов:

Как видите, узнать свой номер yota не так уж и трудно! Главное – это выбрать один из самых удобных способов, в зависимости от устройства и возможностей. Если у вас ничего не получается, то зайдите на официальный сайт сотового оператора и задайте вопрос в онлайн поддержку. Это можно сделать и через специальное приложение для Android и iOS. Оно предоставляется бесплатно!

Случается так, что на счету мобильного телефона оказывается недостаточно средств, чтобы совершить необходимый звонок или отправить текстовое сообщение. Надеюсь, что вы помните как узнать свой номер на Билайне

или в сети другого оператора. Большинство операторов предоставляют возможность попросить собеседника самому перезвонить вам. Для этого не требуется подключать дополнительные услуги или вносить абонентскую плату. Достаточно лишь набрать определенную команду, состоящую из цифр и знаков. Статья ниже покажет, как это происходит у разных операторов связи, таких как:

Внимание! Уточните у оператора актуальность приведённой информации

Регистрация и вход

Если сравнивать компанию Йота с другими сотовыми операторами, то она предусматривает обязательное прохождение регистрации абонента посредством Личного кабинета. Когда вы установите сим карту в одно из ваших устройств, например, в смартфон, модем или планшет, то при первом запуске доступа в мировую сеть сработает переадресация, которая приведет вас на страницу регистрации, расположенную в Личном кабинете.

Регистрация через компьютер

Абоненты, пользующиеся услугами сотовых операторов, делятся на несколько видов. Одним из них, наиболее популярным, является вид абонентов, пользующихся доступом в мировую сеть со скоростью 4G на модемах и роутерах. Такие клиенты также должны регистрироваться в Личном кабинете для получения доступа к контролю над потреблением финансовых средств, а также использованием все достоинств индивидуальной страницы.

Такая возможность имеется непосредственно на интернет ресурсе оператора. Совершить регистрацию в своем кабинете клиенты интернета 4G могут с помощью модемов.

Из этих данных необходимо обязательно знать, вряд ли абонент забудет сразу три наименования данных. После заполнения всех полей на электронный ящик поступит временный пароль для входа.

Для юридических лиц регистрация аккаунта на Yota выполняется проще. Для корпоративных клиентов пароль выдается во время оформления договора. Далее нужно только зайти в Личный корпоративный кабинет и подтвердить подключение.

Регистрация для абонентов мобильных устройств

От пользователей стационарных устройств в виде модемов или персональных компьютеров, не отстают и пользователи мобильных гаджетов, особенно в последние годы. Такие клиенты также желают обрести доступ к функциям и достоинствам Личного кабинета Yota. Для них также имеются все возможности.

Однако, для мобильных абонентов компания Йота предоставила более современный сервис индивидуального кабинета. Для пользователей планшетных компьютеров и смартфонов предусмотрены инновационные мобильные приложения. Их можно найти практически для устройств с любой системой, от Андроида до iOS, а также для устройств, функционирующих на Windows.

Процесс регистрации для пользователей планшетов и смартфонов в Личном кабинете очень простой. Для этого абоненту необходимо установить из Гугл Плея мобильное приложение на устройство и запустить его. При этом в гаджете должна стоять сим карта оператора Йота.

Скачивание и установка приложений не оплачивается, а их объем памяти очень незначительный. Поэтому установка приложений не окажет негативного влияния на работу гаджета, и не займет много памяти.

Функционал Личного кабинета

Интерфейс индивидуального кабинета для абонентов обладает значительным удобством. Его функции дают возможность управлять своим счетом и производить много разных процедур. В Личном кабинете имеются инструменты, которые можно использовать без оплаты. Клиент может осуществлять настройку характеристики тарифного плана, активировать различные услуги, следить за своим балансом счета, производить много других операций, не выходя из дома. Вход в свой личный сервис можно выполнить, даже находясь в путешествии по стране с помощью планшета или смартфона.

Посредством функций Личного кабинета можно:

Это еще не полный перечень функций Личного кабинета Йота. Также, перечень возможностей периодически увеличивается. Все инструменты находятся на боковой панели, а также на главной странице индивидуального кабинета. Подробную инструкцию по Личному кабинету мы не представляем, так как в нем легко разобраться самостоятельно даже ребенку с начальным опытом владения смартфоном.

Каждый пункт настроек имеет свое наименование и краткое описание свойств. Вам необходимо только действовать согласно подсказкам системы. Мы надеемся, что у вас не будет больших проблем во время процедуры регистрации в Личном кабинете Йота, а также в его будущем применении. При возникновении каких-либо проблем или вопросов, их можно описать в комментариях на странице.

Описание услуги и ее особенности

Для первых двух описанных услуг действуют одни и те же условия предоставления, ограничения.

Немного иные условия оператор предоставляет для пользователей сервиса Звонок за счет собеседника Мегафон. Ограничений по частоте использования, периодичности, числу обращений в день, месяц нет – вы можете пользоваться этой опцией постоянно.

Cтoимocть и oгpaничeния

Услуги «Позвони мне» и «Заплати за меня» предоставляются безвозмездно на всех тарифных планах, на территории России и в международном роуминге. Некоторые особенности имеет отправка вызова за счет друга.

А также услуга не работает, если звонок осуществляется на прямой городской номер.

Обращение в Call-центр

Можно использовать и более интерактивное решение, как узнать номер йота сим. Для этого необходимо позвонить на № 8-800-550-00-07. Эти цифры оператор старается не афишировать (даже на сайте официальном они не указываются), поскольку основной акцент в общении с клиентами делается на переписку посредством мобильной утилиты.

Команда для йоты мой номер

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector