Если у вас украли телефон, преступник сможет получить доступ к мобильному банку. Как от этого защититься? — Meduza

Поправки в закон о связи, депутаты против тюремных колл-центров

Давайте процитирую новость о новом законе, чтобы вы понимали вокруг чего идет весь сыр-бор:

“Операторы будут обязаны прекратить оказание услуг по номерам, которые используются на территории следственных изоляторов и исправительных учреждений. Прекращение услуг связи будет происходить на основании письменного решения главы, замглавы ФСИН или руководителя территориального органа ФСИН.

«Мы наблюдаем всплеск киберпреступности на фоне общего спада преступности в целом. Самые распространённые формы — фишинг (фейковые сайты) и вишинг (телефонное мошенничество — обзвоны от имени «банков» и «страховых компаний»). Зачастую именно из мест лишения свободы звонят, чтобы уточнить последние операции по вашей банковской карте. Предложение меры должны предотвратить совершение новых преступлений людьми и так уже отбывающими наказание и снизить количество киберугроз», — рассказал один из соавторов законопроекта Александр Хинштейн.

Законопроект был принят Госдумой в третьем чтении 17 февраля текущего года. Авторами инициативы выступили главы трёх думских комитетов Александр Хинштейн, Василий Пискарев и Павел Крашенинников”.

Ознакомиться с текстом законопроекта и всеми правками в нем можно вот здесь.

Давайте процитирую одну из выдержек из поправок в закон о связи, она все объяснит:

“6. Прекращение оказания услуг связи по абонентским номерам подвижной радиотелефонной связи в случаях использования этих абонентских номеров подозреваемыми, обвиняемыми и осужденными на территориях исправительных учреждений и следственных изоляторов осуществляется операторами связи на основании решения в письменной форме руководителя федерального органа исполнительной власти, осуществляющего правоприменительные функции, функции по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных, или его заместителя либо начальника территориального органа уголовно-исполнительной системы, в ведении которого находится следственный изолятор или исправительное учреждение, в случаях, установленных федеральными законами.

Порядок взаимодействия федерального органа исполнительной власти, осуществляющего правоприменительные функции, функции по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных, его территориальных органов с операторами связи по вопросам прекращения оказания услуг связи по абонентским номерам подвижной радиотелефонной связи в случаях использования указанных абонентских номеров подозреваемыми, обвиняемыми и осужденными на территориях следственных изоляторов и исправительных учреждений, а также форма решения о прекращении оказания услуг связи, сроки его принятия и направления операторам связи, сроки прекращения оказания услуг связи по указанным абонентским номерам устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Ещё про Yota:  Гайд: Как улучшить пинг и качество соединения в играх | Пикабу

Оператор связи не может быть привлечен к ответственности и к нему не могут быть применены меры реагирования за нарушения лицензионных требований, вызванные прекращением оказания услуг связи по абонентским номерам подвижной радиотелефонной связи, в случаях использования указанных абонентских номеров подозреваемыми, обвиняемыми и осужденными на территориях исправительных учреждений и следственных изоляторов, если такое прекращение осуществлено на основании решения руководителя федерального органа исполнительной власти, осуществляющего правоприменительные функции, функции по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных, или его заместителя либо начальника территориального органа уголовно-исполнительной системы, в ведении которого находится следственный изолятор или исправительное учреждение.”.

Фактически схема выглядит таким образом, что руководство ФСИН подает оператору заявку на определенные номера телефонов, чтобы последний прекратил их обслуживание. Оператор в данном случае обязан отключить номера, он не несет никакой ответственности за это.

А теперь давайте вспомним, что никакого технического регламента о том, как в ФСИН это будут делать, не существует, равно как этот регламент не описан и для операторов. В теории сотрудники ФСИН должны найти физические SIM-карты у заключенных, узнать их номера и попросить оператора их заблокировать.

Но ситуация выглядит идиотской, так как, получив SIM-карты, нет никакой надобности их блокировать, они уже изъяты из обращения, доступа к ним у заключенных нет. В теории кто-то на свободе может повторно их получить, но, как правило, этого не происходит.

Напомню, что SIM-карты оформляются на законопослушных людей, поэтому их блокировка вызывает множество вопросов. Например, Иванов Иван Иванович передавал SIM-карты в тюрьму, сделал на этом свой бизнес. В какой-то момент некоторые из этих SIM-карт блокируются по представлению людей из ФСИН.

На них есть некий баланс, причем не так важно, сколько это – один рубль или несколько тысяч. Оператор обязан вернуть эти деньги, он не может их забрать в свой карман. Более того, оператор не имеет оснований для того, чтобы Иванов Иван Иванович не получил новые SIM-карты. Не существует закона, который бы ограничивал жителя России в покупке SIM-карт.

Ещё про Yota:  Yota тест драйв

Получается, что старая, хорошо отработанная схема поставки SIM-карт в тюрьмы, никуда не исчезает. Возможно, возрастет стоимость этой услуги, но сама она никуда не денется.

У сотрудников ФСИН нет никакого волшебного шара, чтобы узнать, какими SIM-картами пользуются заключенные, это могут сделать операторы, и то только с определенной долей достоверности, точность в 100% маловероятна. Но в законе операторов никак не принуждают заниматься этой несвойственной для них работой.

Более того, операторы не могут в рамках существующего законодательства раскрывать персональные данные своих абонентов, то есть ФСИН не получит никакой информации со стороны операторов в принципе. Это дорога с односторонним движением, сотрудники ФСИН сообщают номера телефонов (но не ФИО абонентов, на которых те оформлены), а дальше оператор должен их заблокировать.

И вот это создает огромный простор для злоупотреблений, когда фактически можно будет заблокировать любой мобильный номер телефона в России без решения суда и без процедуры его последующего восстановления (нет регламента, нет такой процедуры). Например, сотрудник ФСИН отправляет в “МегаФон” мой номер 7925 ХХХ ХХ ХХ, и оператор блокирует его, как это предусмотрено законом.

В лучшем случае перед выключением номера на него придет SMS-сообщение, в котором мне расскажут, что по решению ФСИН и согласно такому-то закону оператор прекращает предоставлять мне услуги связи. Что будет дальше? Звонок в службу поддержки не даст мне ровным счетом ничего, возможно, мне предложат завести новый номер и перенести на него остаток средств.

Но как быть с тем, что на этом номере у меня зарегистрированы социальные сети, какие-то сервисы, возможно, банковские услуги? Да никак, ваш номер вам не принадлежит, он даже не принадлежит вашему оператору, так как номерная емкость арендуется у государства. Без номера вы не сможете получить доступ к сервису “Госуслуги”, ваша жизнь сильно затруднится.

Существует ли ответственность сотрудников ФСИН за предоставление к блокировке номеров обычных людей? Нет, не существует. Есть ли регламент, в котором они должны предоставить физические SIM-карты для такой блокировки? Нет, не существует. Есть ли вероятность, что за мзду малую начнут блокировать номера людей, которые кому-то насолили? Глядя на число телефонов в местах заключения, которые неожиданно возникают из воздуха, в этом нет сомнений.

Ещё про Yota:  Йота или Мегафон: что лучше, сравнение мобильных операторов

Закон сырой, но наделяющий ФСИН практически идеальным инструментом блокировок любого мобильного номера телефона на территории России. А это значит, что необходимо срочно придумывать регламент, в рамках которого должна работать ФСИН. Тут не нужно множества правил, достаточно будет нескольких:

  • Блокировка SIM-карты и номера телефона со стороны ФСИН должна подтверждаться оператором по геолокации, что эта SIM-карта действительно находилась постоянно около исправительного учреждения;
  • Блокировка может происходить при предоставлении физической SIM-карты, изъятой у заключенного;
  • Внести ответственность сотрудников ФСИН за указание недостоверных номеров телефонов, то есть использование системы для блокировки обычных граждан;

Но знаете, что самое дурное в этих изменениях в законе? То, что они не решают проблему хоть как-то. То есть телефоны в местах заключения запрещены, их уже и так изымают, когда находят. Блокировка SIM-карт не дает ровным счетом ничего, так как просто исчезает номер, и только.

Дальше новые SIM-карты старым путем попадают в тюрьму, и все повторяется. Для неработающей системы дают дополнительный инструмент, который никак не решает проблему, но дает ушлым людям возможность создать дополнительный рынок услуг по блокировке чьих угодно телефонов.

И это выглядит как минимум удивительно. Про отсутствие ответственности депутатов за свои действия даже не говорю, так как это стало привычным, вначале предлагать, а потом разгребать последствия этих инноваций. Разгребают, как обычно, совсем другие люди.

Увы, все эти инициативы по блокировке SIM-карт вредны, они выглядят как избыточная мера, которая не решает ровным счетом ничего. Получается, что у нас к неработающим тюремным правилам добавляют еще один инструмент, который с тем же успехом не работает, не решает совсем ничего. От этого грустно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector